Алексей иванович абрикосов фабрикант

Абрикосов Александр Алексеевич (1869–1937) с женой Глафирой Петровной (урожд. Смирновой) (1869–1918/1919). Ок. 1900 г.
Шоколад «Этнографический» с изображением знатной турчанки XVI века. Производство кондитерской фабрики А.И.Абрикосова и сыновей в Москве. Конец XIX – нач. XX века. Актер театра имени Вахтангова Григорий Абрикосов, сын актера Андрея Абрикосова является потомком купеческого рода Абрикосовых. Самая известная кинороль Григория Абрикосова — роль пана атамана Грициана Таврического в музыкальной комедии «Свадьба в Малиновке».

АБРИКО́СОВЫ, российские предприниматели, общественные деятели, благотворители. Род Абрикосовых ведет свое происхождение от крепостных крестьян села Троицка Чембарского уезда Пензенской губернии. Первый известный представитель рода — Степан Николаев по прозвищу Абрикосов (1737–1812, Москва) был дворовым человеком помещиков Левашовых. В 1804 году он получил вольную и приехал с семьей на жительство в Москву. По семейному преданию прозвище Абрикосов Степан Николаевич получил за мастерское изготовление сладостей из абрикосов. В 1811 году это прозвище утвердилось в качестве фамилии. В Москве Абрикосовы основали семейную кондитерскую мастерскую.

Иван Степанович Абрикосов (1790 или 1792 — 1848, Москва) в 1820 году получил права московского купца второй гильдии. Он был хорошо известен как владелец кондитерского производства на Варварке в собственном доме. Вместе с братом Василием Степановичем Абрикосовым (1791–1848, Москва) он в 1839–1841 годах владел также табачной фабрикой «в доме купчихи Абрикосовой» в Серпуховской части. В 1841 году оба брата разорились, в 1842 году их имущество было продано за долги.

Семейное дело возобновил сын И.С.Абрикосова — Алексей Иванович Абрикосов (20 февраля / 3 марта 1824, Москва — 31 января / 12февраля 1904, там же). Он окончил три класса коммерческого училища и начал трудовую жизнь в 14 лет с должности посыльного в комиссионерской конторе по торговле сахаром И.Д.Гофмана. Проявив незаурядные способности, Алексей в возрасте 18 лет уже исполнял обязанности бухгалтера. Он отказался от долгов отца и основал собственное кондитерское заведение (1847), со временем превратив его в крупное производство. К тому времени семья Абрикосовы жили в третьем квартале Мясницкой части. Там на домашнем предприятии варили варенье, катали конфеты, пекли пряники. Многолетний староста и жертвователь церкви Успения на Покровке, Алексей Абрикосов в 1852–1853 годах избирался товарищем старшины и старшиной московских купцов третьей гильдии. В 1867 году А.И.Абрикосов стал купцом первой гильдии, в 1870 году получил звание потомственного почетного гражданина.
В 1872 году предприятие Абрикосова, имевшее к тому времени «40 очагов для варки сладостей», 120 рабочих и выпускавшее более 30 тысяч пудов сладостей за год (512 тонн на сумму 325 тысяч рублей) было переведено в разряд фабрик. Она располагалась в Малом Успенском переулке. Для того, чтобы иметь дешевое и качественное сырье, А.И.Абрикосов открыл в Крыму Симферопольский филиал, который скупал фрукты для переработки на пастилу и варенье. Тогда же он наладил круглогодичные поставки свежих фруктов в Москву. А.И.Абрикосов первым в России применил технологию консервирования, опередив соперников — кондитерские фирмы «Эйнем» (ныне «Красный Октябрь») и А.Сиу («Большевик»). Алексей Иванович принимал активное участие в повседневной жизни московских предпринимателей. Он был одним из основателей Московского учетного банка (с 1870 член его правления, в 1882–1902 председатель совета), Московского купеческого общества взаимного кредита (в 1875–1876 член совета), страхового общества «Якорь»; членом учетного и ссудного комитетов Московской конторы Государственного банка (1871–1873); арендатором и владельцем ряда свеклосахарных заводов на юге России. В 1879 году он получил чин советника коммерции, а в 1896 году — действительного статского советника. Когда по инициативе городского головы Н.А.Алексеева начался сбор средств на строительство психиатрической лечебницы на Канатчиковой даче, среди первых откликнувшихся был А.И.Абрикосов, пожертвовавший тысячу рублей.

Его жена Агриппина Александровна (1832, Москва — 1911, там же), дочь табачного фабриканта А.Б.Мусатова, владела доходными домами (Большой Успенский переулок, 6/5; Малый Успенский переулок, д. 6 и д. 8). Мать 22 детей, она в 1889 году учредила и содержала родильный приют на 200 мест, который в 1906 году был преобразован в городской родильный дом имени А.А.Абрикосовой (после 1917 родильный дом № 6 имени Н.К.Крупской, с 1994 года вновь имени Абрикосовой; Вторая Миусская улица, 1/10). Из детей Абрикосовых выжило семнадцать человек, все они получили высшее образование.

В 1873 году сыновья Абрикосовых выкупили у отца кондитерскую фабрику и для владения ею учредили торговый дом (1874), с 1880 — товарищество сыновей А.И.Абрикосова. Для расширения производства Абрикосовы купили земельный участок в четыре гектара по Малой Красносельской улице и весной 1879 года начали строительство новой фабрики. Строительство было завершено шесть лет спустя.

В 1880-1890-x годах Абрикосовы контролировали половину продаж кондитерской продукции в России. К 1890 году товарищество Абрикосовых производило 53 тысячи пудов конфет и карамели, 4,5 тысячи пудов варенья — всего на 1,5 млн. рублей. На абрикосовской фабрике работало в то время около 600 человек. Магазины Абрикосовых располагались на Тверской улице, Кузнецком Мосту, в Лубяно-Ильинских рядах, в пассаже Солодовникова. По богатству отделки они были в ряду лучших столичных магазинов. В 1899 году фирме Абрикосовых было присвоено звание «Поставщик двора его императорского величества».

Директорами правления товарищества были братья; Иван Алексеевич Абрикосов (1853, Москва — 1882, там же); Николай Алексеевич Абрикосов (1850, Москва — 1936, там же), который был одновременно директором правления товарищества «Братья К. и С. Поповы», членом Московского психологического общества, сотрудничал в журнале «Вопросы философии и психологии»; Владимир Алексеевич Абрикосов (1858, Москва — 1922), который в 1893–1907 годах избирался гласным Московской городской думы и Московского губернского земского собрания, состоял действительным членом (1883–1906), директором (1894–99) Московского отделения Русского музыкального общества, членом комиссии по постройке нового здания консерватории в Москве; Георгий Алексеевич Абрикосов был директором правления (в 1914 председатель) Товарищества паровой столярной фабрики «Ф.М.Шемякин и К» на Алексеевской улице, в 1909–1916 годах избирался гласным Московской городской думы. Еще один брат Алексей Алексеевич Абрикосов также одно время был директором правления Товарищества паровой столярной фабрики «Ф.М.Шемякин и К». На средства шести купцов, среди которых были и Абрикосовы был надстроен третий этаж здания Московской консерватории. Кроме того, Абрикосовы поддерживали существование консерватории материально. Николай Алексеевич Абрикосов имел собственный дом в поселке Клязьма. В 1914 году он пожертвовал военным госпиталям большой запас перевязочных средств, в честь чего одна из улиц в поселке названа Абрикосовский парк.

Значительное внимание Абрикосовы уделяли быту своих рабочих. Для них продукция кондитерской фабрики продавалась с большой скидкой. Жили рабочие при фабрике, в казармах. Питание рабочих было организовано в столовых, отдельно для мужчин и для женщин, причем меню значительно различалось. Если мужчины получали обед из трех блюд, то женщины на обед довольствовались чашкой кипятка и куском черного хлеба. Зарплата мужчин в среднем составляла 15 рублей в месяц. При фабрике были открыты больница с врачом и фельдшером, храм и оркестр. Для вербовки рабочей силы Абрикосовы рассылали агентов по деревням, приглашали всех желающих по четвергам побывать в цехах, на два часа распахивая все двери.

К началу 20 века товарищество Абрикосовых было значительным по тем временам предприятием: две тысячи работников, 400 тонн карамели, конфет, шоколада и бисквитов в год. Годовой оборот составлял 2,526 млн. рублей. В начале нового века в цехи было проведено электрическое освещение, фабрика была оснащена новейшим оборудованием. Она имела, помимо производственных цехов, упаковочный, где разрабатывались специальные виды упаковок. Символом процветания Абрикосовых стал их семейный дом на углу Малой Красносельской и Проезжей улиц. Он был выстроен был в стиле «модерн» в 1905 году. Дом Абрикосовых, как и фабричные корпуса, сохранились (Малая Красносельская, 7). В 1913 году годовой оборот предприятия составил 3,88 млн. рублей.

Одним из наиболее заметных фигур следующего поколения рода был Сергей Николаевич Абрикосов (умер в 1940-х годах в Париже), с 1907 года — товарищ председателя, с 1915 — председатель Московского общества фабрикантов кондитерского производства, а также председатель продовольственного совета Общества фабрикантов и заводчиков Московского промышленного района; один из организаторов Московского центрального рабочего кооператива. Абрикосовы в разное время являлись попечителями ряда городских училищ, детской больницы имени В.Е.Морозова, членами Московского общества бесплатных квартир, ряда благотворительных комитетов и обществ.

В 1918 году фабрика была национализирована и получила название Государственной кондитерской фабрики № 2. В 1922 году ей присвоили имя московского большевика П.А.Бабаева. В 1990 годах фабрика получила новое название — концерн «Бабаевский», имеет ряд дочерних предприятий. После революции многие из Абрикосовых уехали за границу, но многие остались. К 21 веку в Москве проживало около 150 потомков А.И.Абрикосова. Но никто из них не продолжил традиций кондитерского дела. Необычна судьба Анны Абрикосовой. По окончании гимназии в Москве она училась в Оксфордском университете и в Англии перешла в католичество. Анна вышла замуж за своего родственника Владимира Абрикосова, также перешедшего в католичество. Богатый и открытый дом Абрикосовых стал местом католической пропаганды в Москве. Съездив за границу, Анна вступила в орден доминиканцев и нареклась Екатериной. Свой дом в Москве она превратила в подобие монастыря. После революции католическим священником стал и Владимир Абрикосов, который был выслан за границу в 1922 году. Сестра Екатерина поддерживала католическую деятельность в Москве до 1923 года, когда была арестована и сослана в Тобольск. Позднее она оказалась в Ярославской тюрьме, где умерла от рака в 1936 году.

Потомками рода Абрикосовых являются Дмитрий Иванович Абрикосов (внук А.И.Абрикосова) много лет отдавший дипломатической службе в Японии; Хрисанф Николаевич Абрикосов (внук А.И.Абрикосова) — личный секретарь Л.Н.Толстого; Алексей Иванович Абрикосов (внук А.И.Абрикосова) — врач-патологоанатом, автор нескольких учебников. Его сын, Алексей Алексеевич Абрикосов — ученый-физик, лауреат Нобелевской премии (2003). Кроме того, к этому роду принадлежат артисты московского театра имени Вахтангова А.Л.Абрикосов и его сын Г.А.Абрикосов.

Обозреватель vc.ru изучил биографию крупного дореволюционного фабриканта Алексея Абрикосова, который основал товарищество «А. И. Абрикосов и сыновья» (сейчас это концерн «Бабаевский») и повлиял на создание системы высшего экономического образования.

На закате Российской империи появилась целая плеяда крупных предпринимателей. До наступления революции они успели повлиять на многие отрасли, в том числе и в мировом масштабе, но в итоге их предприятия ушли во владения государства, а имена усилиями пропаганды были стерты на многие десятилетия.

К их числу можно отнести и Алексея Ивановича Абрикосова. Сын купца третьей гильдии, не нажившего огромного состояния и не создавшего крупных предприятий, Алексей Иванович создавал свое дело практически с нуля. Он смог вырастить огромный кондитерский концерн и прославился качеством своей продукции.

Истоки рода Абрикосовых. Ранние годы

История рода Абрикосовых начинается в селе Троицкое Пензенской губернии. У местных помещиков был талантливый крепостной, умевший просто блестяще делать варенье и другие сладости. Звали его Степан Николаев. В 1804 году он убедил свою барыню отпустить его с семьей на оброк в Москву. Некоторые исследователи рода Абрикосовых так красочно описывают это событие, что невольно кажется, что Степан тогда был моложе 30 лет. На самом деле Николаеву было уже 64 года. Судя по всему, он внушительную часть жизни мечтал отправиться в Москву, и вот его мечта сбылась.

Есть версия, что на оброк крепостного отправили раньше, а в 1804 году он просто смог выкупить семью. Попадается и экзотичный вариант: якобы Степан убедил барыню дать ему и семье вольную. Учитывая, что для помещиков крепостные были своего рода валютой, это почти нереально.

Как бы то ни было, в начале 19 века Николаев вместе с семьей организовал собственное производство конфет и варенья, а также небольшую лавку. Помощниками ему стали сыновья Иван и Василий. Дела вскоре пошли на лад, и их мастерство признали уже в Москве. Постепенно у них появилась собственная клиентская база: они в основном выполняли заказы на праздники и свадьбы.

Читайте также:  Вегетарианские блюда из риса

Фамилию «Абрикосовы» наследники Степана Николаева получили в 1814 году. По мнению историков, их наградили ею за продажу конфет, варенья и фруктов: лучше всего у семьи кондитеров получалось делать абрикосовую пастилу. Сами Абрикосовы настаивали на том, что фамилия произошла от слова «оброк», а позже люди ее переиначили с учетом рода занятий семьи.

В 1812 году Степан Николаев умер, оставив неплохо организованное дело сыновьям. Возглавил его, судя по всему, Иван Степанович — человек, не лишенный авантюризма. Развивая семейный бизнес в пострадавшей от войны Москве, он так преуспел, что начал увеличивать штат. Вместо того чтобы нанимать новых сотрудников в столице, он отправился в родную деревню и пригласил на работу двоюродных братьев — то ли выкупил их из крепостных, то ли они уже были свободны. Произошло это в 1830 году, когда Иван Степанович был уже купцом второй гильдии и имел шанс вступить в первую.

В 1824 году у Ивана Абрикосова родился сын Алексей. Когда ему исполнилось 11 лет, отец отправил его в Практическую академию коммерческих наук. Судя по воспоминаниям, Алексей старался хорошо учиться и демонстрировал блестящий ум — в общем, подавал большие надежды. Он мог надеяться на успешное окончание академии и продолжение учебы в университете, но все вышло совершенно иначе.

В 1838 году Абрикосов-старший столкнулся с кризисом и за обучение сына платить больше не мог. Алексей отправился со студенческой скамьи на работу в контору Гофмана, который торговал сахаром и был поставщиком отца Алексея. Подростку приходилось вести счета, носить на почту письма и посылки и даже работать привратником.

Работал он, судя по всему, хорошо: после смерти главного бухгалтера конторы Гофман назначил на его место именно Алексея, и будущий предприниматель справился с должностью. Заработок он тратил по минимуму, чтобы собрать капитал на собственное дело. В 1847 году он решил уволиться и начать работать самостоятельно. Гофман поддержал бывшего помощника деньгами, советами и связями, а еще помог получить кредит в банке. Так Абрикосов смог приступить к созданию собственного кондитерского бизнеса, который в будущем станет империей.

По другой версии, Алексей хорошо зарабатывал и был вполне доволен должностью главного бухгалтера. После разорения отца Абрикосов-младший решил помочь ему восстановить семейное дело. Какое-то время всем руководил Иван Степанович, а после его смерти возглавил бизнес Алексей. Впрочем, версии вполне сочетаются. В любом случае доказано, что Гофман на первых порах помогал Алексею организовать бизнес.

В 1849 году Абрикосов женился на Агриппине Алексеевне Мусатовой, дочери табачного фабриканта. Всю жизнь она была настоящей опорой для мужа. Еще от этого брака Алексей получил пять тысяч рублей приданого, которые пустил на развитие бизнеса. У Абрикосова работало уже около 25 человек, но им нужен был постоянный контроль. Многие функции нельзя было никому перепоручать: например, поставками свежих ягод Алексей Иванович занимался сам.

Во главе кондитерского предприятия

Первое время на небольшом предприятии Абрикосова использовался только ручной труд, а сам его глава контролировал каждый аспект производства, применяя семейную рецептуру. Розничной торговлей Алексей Иванович в это время не занимался — он поставлял свои сладости более крупным игрокам. Вскоре дела пошли на лад, и оборот предприятия достиг внушительных 20 тысяч рублей в год.

Многие исследователи склонны считать, что Абрикосову попросту повезло вовремя найти подходящую нишу с небольшой конкуренцией. Это не совсем так: на кондитерском рынке хватало крупных игроков вроде Эйнема, Кудрявцевых и Бормана. Алексей Иванович первое время и не пытался с ними тягаться — вместо этого стал для кого-то из них поставщиком и прекрасно на этом зарабатывал. Продукция Абрикосова была действительно высокого качества, и, похоже, он с самого начала готовился запустить розничные продажи.

Алексей Иванович начал свою деятельность в качестве купца третьей гильдии: им он числился еще в 1852 году. В 1867 году он уже входил в первую гильдию. Продвижение Алексея Ивановича здесь отследить достаточно сложно. Многие исследователи указывают его принадлежность к первой гильдии еще в 1850-х годах, а это маловероятно, особенно учитывая то, что в это время он был избран старшиной третьей гильдии.

С ростом прибыли Алексей Иванович всерьез стал создавать собственный бренд. Рецептура и уникальные подходы у него уже были, и одним из главных направлений его деятельности стала реклама. Большей частью его аудитории были дети, и Абрикосов учитывал их интересы в продвижении сладостей. Продукцию стали отпускать в красивых коробках, где можно было найти вкладыши, открытки, головоломки, посвященные какому-то событию или личности.

Некоторые источники утверждают, что Абрикосов придумал чуть ли не русский «Киндер Сюрприз», когда о подобном еще никто не задумывался. По словам одного из потомков предпринимателя, Д. П. Абрикосова, внутри шоколадных яиц, производимых фирмой, были спрятаны игрушки из бумаги или красивые картинки. Впрочем, не одними «Киндер Сюрпризами» жил бизнес Алексея Ивановича. Он первым стал выпускать всем известные фигурки шоколадных зайцев и Дедов Морозов, запакованных в фольгу. Некоторые упаковки походили на произведения искусства, и некоторые покупатели их коллекционировали.

Предприниматель использовал для продвижения и обычную рекламу: информация о новинках появлялась во всевозможных газетах. О сладостях сообщали афиши, каталоги, буклеты, плакаты — причем реклама шла от лица вымышленных персонажей и разных зверей. Алексей Иванович был новатором в своем деле и сочетал оригинальные русские рецепты — огромное разнообразие варенья и пастилы — с привезенными из-за границы. В ассортименте было более 700 наименований, и часть из них мы знаем до сих пор: например, те же «Гусиные лапки».

Бизнес Абрикосова рос, и вскоре он начал открывать собственные магазины — обустроенные по высшему разряду, с вышколенным персоналом. Впрочем, сеть магазинов разрослась уже в середине 1880-х годов, а до этого времени предприниматель успел еще многое сделать не только в кондитерском бизнесе.

К 1870-м годам дело было налажено, и Абрикосов мог обратить внимание на другие направления. Одной из наиболее прибыльных его инвестиций стала покупка жилых домов, которые он стал сдавать в аренду по квартирам. У Абрикосова не было времени их контролировать в качестве домовладельца, и он поручил эту обязанность жене. Агриппина Алексеевна справилась с этим легко: умная и активная женщина успевала перестраивать дома, управлять проведением ремонта и общаться с арендаторами. Похоже, что недвижимость была элитная и жили здесь обеспеченные семьи.

В это же время Абрикосов активно участвовал в создании Московского учетного банка и Московского купеческого общества взаимного кредита. Получив под свой контроль банк, Алексей Иванович мог расширить масштабы работы, к тому же наличие доли в банке для любого купца было еще и вопросом имиджа.

Создание фабрики. Сыновья в семейном деле

В 1872 году Абрикосов решил обзавестись собственной фабрикой. Тогда продукция производилась в специальном кондитерском цеху, но масштабы деятельности росли, да и промышленная революция заставляла задуматься об автоматизации. Фабрика была официально открыта в 1873 году, ее мощности хватало для актуального масштаба деятельности предприятия, а оборудована она была по последнему слову техники, в том числе и паровыми машинами. В дальнейшем Алексей Иванович введет традицию улучшать ее оснастку каждые 10 лет.

Условия труда на фабрике Абрикосова, судя по всему, были вполне лояльными по отношению к рабочим. Мужчинам платили 550 рублей в год, зарплата женщин была ниже, но тоже достаточно высокой по тогдашним меркам. Алексей Иванович не заставлял людей работать по 14 часов в день, но дисциплина была очень строгой, и, по всей видимости, за проступки рабочих сурово наказывали. Потерять работу можно было из-за пьянства: Абрикосов этого не любил.

Некоторые исследователи склонны считать, что предприниматель легко выгонял работников за провинности, но подтверждений этому нет. Необоснованными увольнениями тогда можно было легко спровоцировать стачку. Как и было положено в те времена, рабочим предоставлялось жилье, бесплатное питание и услуги врача, а на праздники дарили подарки со сладостями. Благодаря Агриппине Алексеевне здесь появился детский сад.

В 1874 году Абрикосов решил передать семейную фабрику сыновьям. Они с детства были заняты на предприятии и, повзрослев, хорошо понимали особенности работы. Похоже, речь не шла о том, что предприниматель полностью отходит от дел, — просто он решил подготовить наследников к управлению, а сам продолжил курировать работу предприятия. Паевым товариществом «А. И. Абрикосов и сыновья» фирма стала лишь в 1880 году. С притоком «свежей крови» семейное дело стало развиваться еще быстрее.

В 1874 году Алексей Иванович построил еще одну фабрику в Симферополе. Позже здесь было куплено садовое хозяйство, которое должно было обеспечить предприятие фруктами. Так Абрикосов смог активнее действовать в регионе и создать предпосылки к тому, чтобы постепенно отказаться от огромного количества поставщиков. В лучшие годы на Крымской фабрике было занято около 2000 рабочих, а техническое оснащение и масштабы деятельности сделали ее одной из лучших в империи.

Закончить начатое взялся один из сыновей предпринимателя Владимир Алексеевич. Вместе со специалистами он изучил особенности консервирования фруктов и овощей и добился значительных результатов. В 1895 году к Крымской фабрике докупили сахарный завод, а производство в этом регионе позволило оставить конкурентов далеко позади. Попадается интересная, но ничем не подтвержденная версия событий, по которой передача фабрики сыновьям была хитрым планом Алексея Ивановича. Предприниматель будто бы готовился открыть фабрику в Крыму и одновременно запутывал конкурентов.

Остальные сыновья Алексея Ивановича также оправдывали доверие отца, с успехом выполняя возложенные на них функции. Иван Алексеевич, который должен был расширять семейный бизнес, открывал новые и новые магазины, располагая их в самых популярных местах Москвы, в том числе и в Солодовниковском пассаже. Он же изучал кондитерское дело в других странах мира. Во время своих европейский путешествий Иван Алексеевич по совету отца договорился с иностранными типографиями, и те обеспечили знаменитым конфетным вкладышам высокое качество оформления. Весомую часть рисунков все же создавали в России: для этого нанимали художников, а возглавлял их зять Алексея Ивановича, художник Федор Шемякин.

Алексей Иванович внимательно следил за работой сыновей и временами поправлял их, но в целом вполне доверял им семейное дело. Он продолжал расширять сеть поставок и перенимать чужой опыт. Мастера отправлялись в другие регионы Российской империи или даже за границу, чтобы изучать там подход к производству кондитерских изделий. Еще одной идеей Абрикосова-старшего было наладить перевозку фруктов и их продажу в магазинах фирмы.

Находчивые Абрикосовы знали, чем завлечь покупателей, и придумывали для продвижения оригинальные приемы. В 1880 году в газетах распространился слух, что в одном из магазинов сети Абрикосовых все женщины блондинки, а в другом — брюнетки. На деле это было не так, но клиентов стало больше.

В 1880-е годы продукция фирмы вышла на совершенно новый уровень, что было отмечено на ярмарках и Всероссийских художественно-промышленных выставках. До начала 20 века Абрикосовым удалось победить в них минимум трижды. Они завоевали право размещать на этикетках два государственных герба, а их продукция действительно стала лучшей в отрасли.

Чайная торговля. Совет Практической академии коммерческих наук

Активная работа сыновей освободила Абрикосову немного времени, и он решил занять себя чайной торговлей. Некоторые источники утверждают, что дело началось еще в 1874 году, когда к Абрикосову обратились братья Поповы с бизнес-идеей — ввозить чай из Китая не по суше, как делали остальные, а морем через Одессу. Замысел Поповых должен был сэкономить время на перевозку, но в то время эту отрасль практически монополизировали Перловы, и соперничать с ними мог не каждый купец.

Читайте также:  Рецепт из говяжьих костей с мясом

Абрикосов дал братьям денег, а сам задумался, как войти в этот бизнес на более безопасных условиях. Он успел стать одним из основателей страхового общества « Якорь», среди учредителей которого числились крупные предприниматели вроде Боткина, Солдатенкова и Вогау. Устав страхового общества подписал сам Александр II — как говорят, благодаря Абрикосову. Уставный капитал «Якоря» составлял 2,5 млн рублей.

Эта идея приносила купцам не только прибыль, но и другие выгоды. Например, Абрикосов основал его затем, чтобы застраховать принадлежащую семье недвижимость. Предприниматель решил использовать «Якорь» и для чайного бизнеса, чтобы защитить свои перевозки. В дальнейшем фирма Поповых вошла в состав предприятия Абрикосовых, но не смогла захватить лидерство, хотя и была одной из крупнейших на рынке.

В 1862 году Алексея Ивановича выбрали председателем совета Практической академии коммерческих наук, которую он в свое время не успел окончить. Одним из главных деяний Алексея Ивановича на этом посту было уже описанное открытие банка Московского купеческого общества взаимного кредита. Долгое время это был один из крупнейших банков в Москве, а 5% прибыли он отдавал академии, которая волей Абрикосова входила в число его учредителей. Неудивительно, что в 1878 году Алексей Иванович был выбран председателем совета.

На этой должности предприниматель сделал академию действительно практической. На должности преподавателей стали брать не теоретиков, а реальных специалистов. Лекции по бухгалтерскому учету читал глава крупного банка, а с промышленной стороной деятельности студентов знакомили эксперты.

Абрикосов стремился сделать экономическое образование доступным для всех и запускал различные стипендиальные программы. За время его руководства в академии выучилась целая плеяда известных людей: наследники крупных купеческих родов, будущие видные финансисты, даже режиссеры и архитекторы. Экономический акцент не сужал кругозор студентов — здесь изучались и другие дисциплины, а уклон был на иностранные языки.

Абрикосов успел стать одним из инициаторов создания системы высшего экономического образования. В 1897 году в государственных кругах стали обсуждать проблемы коммерческого образования, и Абрикосов обратил на это внимание совета академии во время одного из заседаний. Он попросил заняться этой проблемой А. С. Алексеева.

Тот не смог отказать председателю, да и проект был интересным. Алексеев год изучал систему высшего образования в Европе, а после вместе с другими сотрудниками академии составил программу, как реформировать учебные заведения, и направил ее в Министерство образования. На ее основе в 1903 году началось создание системы коммерческого образования. Правда, Абрикосов к этому времени уже ушел с должности председателя: в 1897 году он подал прошение об отставке. Его пытались уговорить остаться, но Алексей Иванович не передумал. Никакого конфликта или скандала в этом решении не было — сам он объяснил уход тем, что постарел и больше не может эффективно выполнять свои обязанности.

Последние годы жизни. Кондитерский концерн под руководством наследников

После ухода из академии Алексей Иванович еще некоторое время занимался собственным бизнесом. К началу 1890-х годов фирма Абрикосова была одним из пяти крупнейших кондитерских предприятий в Российской империи. По продукции она по-прежнему лидировала и открывала в отрасли новые методы. Например, еще в 1882 году фирма запатентовала машину, упрощающую производство мармелада. Новое важное открытие было сделано в начале 1890-х, когда Алексей Иванович открыл при фабрике «лабораторию» и стал приглашать специалистов. Здесь наконец разгадали секрет иностранных фирм, которые особым способом производили глазированные фрукты.

Продолжилось расширение сети магазинов фирмы. Теперь они были почти в каждом крупном городе Российской империи, а продукция благодаря грамотной рекламе была необычайно популярна. Абрикосов не забыл и об оптовых продажах, которые с самого начала были важной частью работы фирмы. В разных регионах создавались представительства, которые обеспечивали продукцией крупные магазины и небольшие заведения.

В 1899 году обороты фирмы составляли около 1,5 млн рублей в год, а качество продукции позволило Алексею Ивановичу заслужить всевозможные почести, начиная от звания Поставщика двора Его Императорского Величества и закачивая чином статского советника. Это был пик его карьеры: все о нем говорили и отмечали его достижения.

С началом 20 века Алексей Иванович в силу возраста все больше отстранялся от семейного дела и передавал работу сыновьям. Некоторые считают, что окончательно он ушел из бизнеса в 1901 году, после смерти жены. Алексей Иванович взялся выполнить ее завещание, по которому 100 тысяч рублей было отдано на строительство роддома. В 1904 году не стало и Алексея Ивановича. После себя он оставил крупный кондитерский концерн и множество наследников, среди которых были уже внуки и правнуки.

У предпринимателя было 22 ребенка, а в начале 1900-х клан Абрикосовых, по мнению некоторых исследователей, насчитывал более 100 человек. После смерти Алексея Ивановича семейным делом управляли сыновья. Есть информация, что в 1907 году начался кризис кондитерской отрасли и московскую фабрику забрали за долги, но Абрикосовы вскоре наладили работу и вернули утраченное.

Последним главой предприятия стал Сергей Николаевич Абрикосов, семейный бизнес при нем вновь стал набирать обороты. За годы руководства Сергей Николаевич переоборудовал производство, открыл несколько филиалов фабрик и при этом еще активно действовал на общественных началах. Перед самой революцией уставный капитал товарищества достиг 4 млн рублей.

Национализация предприятий после прихода к власти большевиков поставила точку в истории Абрикосовых как кондитерских фабрикантов. Пути прежде сплоченного рода разошлись. Сергей Николаевич эмигрировал в Париж, часть родственников последовала его примеру. Другие остались в России и стали работать уже на благо СССР. Среди них, например, полный тезка своего прадеда Алексей Иванович Абрикосов, который стал патологоанатомом и участвовал в бальзамировании тел Ленина и Сталина.

Алексей Иванович Абрикосов — еще один российский купец, построивший свое дело практически с нуля. За несколько десятилетий он превратил маленький цех в кондитерский концерн, опередив по качеству продукции большинство конкурентов. Его предприятие строилось на умении вводить инновации в производство и на знании, как их правильно подать и привлечь новых клиентов. Идеи Абрикосова используются в кондитерском бизнесе и сейчас, а некоторые вообще утекли за границу: иностранные компании применяют их в том числе для выхода на российский рынок.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Изначально такой фамилии не было. А жил в XVIII веке в селе Троицком Чембарского уезда Пензенской губернии крепостной крестьянин Степан Николаев (1737-1812, Москва) (по-современному – Николаевич).

Этот крестьянин регулярно готовил к барскому столу лакомства.Особенно удавались ему сливовое варенье и пастила из абрикосов. Барыня его, Анна Петровна, умно рассудила, что держать такого мастера в деревне непрактично, и когда крестьянин попросился «походить по оброку в Москву», охотно его отпустила, даже дала немного денег на первое время. Хотя семью Степана оставила при себе.

К началу XIX века Степан накопил денег достаточно для того, чтобы выкупиться из крепости самому, выкупить свою семью и перевезти всех летом 1804 года на жительство в Москву, где у него, начинающего кондитера, уже была своя маленькая мастерская и постоянная клиентура. Работали всей семьей: сам Степан, его жена Фекла, дочь Дарья, сыновья Иван и Василий. Обслуживали званые вечера, чиновничьи балы, купеческие свадьбы. Особенно удалось угодить игумену Ново-Спасского монастыря, которому так понравились Степановы абрикосовые пастила и мармелад, что он даже благословил их производство иконой.

В 75 лет Степан Николаев записался в купцы Семеновской слободы и даже открыл свою бакалейную лавку, получив «высочайшее дозволение открыть Торговый дом».

В 1812 году, после смерти Степана , управление семейной фирмой перешло в руки его старшего сына – 22-летнего Ивана Степанова (1792 — 1848, Москва), первого из династии, получившего фамилию Абрикосов.
Дело росло, и молодому купцу надо было как-то определяться с фамилией. По распоряжению полиции, будучи уже известным в Москве кондитером, он и получил 27 октября 1814 года «кондитерскую» фамилию Абрикосов.
Правда, потомки неоднократно пытались доказать, что происходит фамилия от прозвища Оброкосов, то есть «ходивший по оброку», но в дошедших до нас документах московской полиции указано, что фамилию свою Иван Степанов получил именно «за торговлю фруктами», а до того он «считался Палкиным».

В 1820 году молодой купец Абрикосов перебрался во вторую гильдию, в 1830-м вызволил из деревни на подмогу своих двоюродных братьев. А в промежутке между этими двумя событиями, 20 февраля 1824 года, у него родился сын Алексей, которого позже назовут «шоколадным королем России». К тому времени фирма братьев Абрикосовых была уже весьма крепкой. В книге объявленных капиталов Семеновской слободы Иван Степанович Абрикосов ежегодно указывал значительную цифру – 8000 рублей, что давало право вступления в третью купеческую гильдию.

В полном соответствии с таким солидным положением он и образование своим детям хотел дать самое что ни на есть солидное, а потому в 1834 году определил Алексея в престижную Практическую академию коммерческих наук. Там сын проучился неполных четыре года.

К началу 1838 года финансовые дела фирмы Абрикосовых резко ухудшились. Внезапно обедневший Иван Степанович оказался не в состоянии не только платить за обучение сына, но даже просто его прокормить.
В том же 1838 году он отдал 14-летнего Алексея в услужение за 5 рублей в месяц в контору обрусевшего немца Ивана Богдановича Гофмана, занимавшегося перепродажей сахара и других бакалейных товаров.
Алексей стал мальчиком на побегушках. Однако он довольно быстро освоил азы бухучета и перешел в счетоводы.

В 1841 году его отцу и дяде, Ивану Степановичу и Василию Степановичу пришлось признать себя неплатежеспособными, а в конце 1842 года их имущество было продано за долги.

У Алексея Ивановича же, отказавшегося от долгов отца, а следовательно, и от прав на фирму, дела шли прекрасно. К середине 1840-х годов он уже был главным бухгалтером конторы, любимцем шефа и гордостью организации. Заработок его настолько далеко ушел от стартовых 5 рублей, что он даже смог открыть в 1847 году маленькую кондитерскую фирмочку для страдающего от пережитых бед отца. В конторе Гофмана он подыскал себе будущую жену – молоденькую дочь одного из клиентов фирмы, табачного фабриканта Алексея Борисовича Мусатова – Агриппину. В 1849 году была сыграна свадьба. К тому времени Иван Степанович сумел-таки с помощью сына вновь поднять «сладкое» дело.

Но человек не вечен. Иван и Василий умерли один за другим – с промежутком всего в несколько месяцев.
И Алексею Ивановичу (25 лет от роду) пришлось вплотную заняться хлопотным кондитерским бизнесом, оставив спокойный кабинет главного бухгалтера. Теперь он стал московским купцом третьей гильдии и главным поставщиком своего будущего основного конкурента – кондитера Эйнема (ныне – фабрика «Красный Октябрь»). В списке фабрик и заводов города Москвы за 1850 год за ним числилось «кондитерское заведение в городской части».

Работа в заведении использовалась исключительно ручная. Единственной не человеческой силой была лошадь, на которой Алексей Иванович ежедневно сам ездил на Болотный базар покупать свежие ягоды и фрукты. Никому другому из 24 человек, работавших в мастерской, он такую ответственную операцию до времени не доверял.

Вместе с ростом производства росла и репутация будущего «конфетного короля». К 1852 году он стал товарищем (общественным заместителем) городового старосты третьей гильдии купцов, через год – городовым старостой в доме Московского градского общества и членом Московского отделения Коммерческого совета, еще через три года получил от московского генерал-губернатора золотую медаль с надписью «За усердие» – «для ношения на шее на Аннинской ленте». В 1861 году Алексея Ивановича избирают членом Совета Московской практической академии коммерческих наук, той самой, которую ему так и не удалось окончить. Через год министр финансов вручает ему вторую «заусердную» медаль, теперь уже на ленте Владимирской. К началу 1870-х (ему было около 46 лет) он уже гласный общей Городской думы, выборный Московского купеческого общества. Кавалер трех золотых медалей «За усердие» (последняя – на Александровской ленте), купец первой гильдии, учредитель Московского купеческого общества взаимного кредита, кавалер орденов Святого Станислава и Святой Анны 3-й степени, потомственный почетный гражданин города, член правления Московского учетного банка. Крупный домовладелец (доходные дома № 3, 5, 6, 7, 8 по М. Успенскому переулку (ныне Сверчков пер.), дом 6-5 по Б.Успенскому (ныне Потаповский пер.) , дома и флигели в Лефортове).

Читайте также:  Виноградный сок из домашнего винограда

В 1865 году вся семья Абрикосовых поселилась в бывших палатах боярина Сверчкова. Дом А.И. Абрикосова, современный вид. Сверчков переулок, д. 8, стр 3 (б. Малый Успенский):

Алексей Иванович Абрикосова купил этот дом для своего большого семейства. Сегодня дом известен как "Палаты Сверчковых". После реставрации, проведенной в 1970-х годах, здесь располагается Российский Государственный Дом народного творчества.

В 1873 году он получил разрешение установить на фабрике паровой двигатель мощностью 12 лошадиных сил. Теперь его мастерская стала крупнейшим московским механизированным кондитерским предприятием, выпускающим более 500 тонн продукции в год на общую сумму 325 000 рублей. Позади оставались и «Эйнем» (Красный Октябрь) и «Сиу и К°» (Большевик) и Жорж Борман, и братья Андрей и Герасим Кудрявцевы, и другие популярные в России шоколадники. Империя была создана.

Пора было приобщать к делу детей, и в 1874 году Алексей Иванович направил на имя московского генерал-губернатора прошение, в котором написал: «Желаю передать принадлежащую мне фабрику в полном ее составе своим сыновьям Николаю и Ивану Алексеевичам Абрикосовым». Ниже была приписка сыновей:
«Мы, нижеподписавшиеся, желаем приобрести фабрику А. И. Абрикосова, содержать и производить работу под фирмой “А. И. Абрикосова Сыновей”».

Только не надо думать, что детей было двое, их было на порядок больше. За время супружества Агриппина Алексеевна Абрикосова произвела на свет 22 очаровательных младенца (10 мальчиков и 12 девочек).

«Агриппина Александровна Абрикосова» на Яндекс.Фотках
Агриппина Александровна Абрикосова (рожденная Мусатова) (1832-1901).

Однако ее участие в семейном бизнесе вовсе не ограничивалось производством потомства. Агриппина Алексеевна отвечала практически за всю семейную недвижимость. Все доходные дома были записаны на ее имя, перестраивались и оборудовались под ее контролем, она же ведала вопросами квартирантов. Доходные дома Абрикосовых считались в Москве одними из самых престижных, чему способствовала богатая внутренняя отделка, модный по тем временам классический стиль архитектуры, вышколенная прислуга и высокие цены. В абрикосовских домах жили представители известных семейств.

Кроме работы с недвижимостью Агриппина Алексеевна занималась благотворительностью. Абрикосовы благотворили часто и обильно. Все началось с ежегодных сторублевых пожертвований в адрес Комитета по оказанию помощи семьям убитых и раненых в войне с Турцией. Затем семья вошла в состав еще полутора десятков обществ, стала попечителем шести ремесленных училищ, нескольких московских больниц, в числе которых была и детская Морозовская, взяла шефство над церковью Успенья на Покровке, оборудовала несколько приютов для бездомных и передала 100 000 рублей на перестройку здания Московской консерватории. Членство и председательство в комитетах и попечительских советах, кстати, обязывало регулярно делать взносы в общий фонд.

Главным делом, которому Агриппина Алексеевна Абрикосова посвятила остаток своей жизни, была организация в Москве бесплатного роддома. В конце 1889 года ее стараниями на Миусской улице был открыт «бесплатный родильный приют и женская лечебница с постоянными кроватями А. А. Абрикосовой». Первый параграф устава этого заведения гласил: «Содержится за счет учредительницы». Заведующим приютом был назначен зять Агриппины Алексеевны знаменитый врач-акушер А. Н. Рахмонов.

После смерти Агриппины Алексеевны в 1901 году в соответствии с ее завещанием муж, дети и внуки обратились к городскому голове со следующим заявлением: «Имеем честь просить Ваше Сиятельство довести до сведения Московской городской думы, что мы желаем пожертвовать капитал в размере 100 тысяч рублей на устройство в Москве бесплатного родильного приюта имени А. А. Абрикосовой. Весь жертвуемый капитал в 100 тысяч рублей предназначается на постройку зданий и оборудование приюта… Приют должен именоваться “Городской бесплатный родильный приют имени Агриппины Алексеевны Абрикосовой” и служить для удовлетворения неимущего класса городского населения». По сей день он является одним из лучших в Москве роддомов.

После революции ему дали имя Н. К. Крупской. В 1994 году ему было возвращено историческое имя, и теперь это – Городской родильный дом № 6 имени Агриппины Алексеевны Абрикосовой.

Но вернемся к Алексею Ивановичу. Он был истинно верующим человеком, православным. С 1865 года, когда вся семья Абрикосовых поселилась в бывших палатах боярина Сверчкова, Алексей Иванович Абрикосов стал бессменным старостой приходской общины Храма Успения на Покровке — самой знаменитой приходской церкви старой Москвы, освященной в честь Успения Божией Матери.

Прозванная «восьмым чудом света», она была таким же национальным символом Москвы, как Андреевская церковь для Киева или храм Илии Пророка для Ярославля. Одна из «самых московских церквей», ставшая жемчужиной московского барокко и высшим образцом этого архитектурного стиля, имела сложное устройство.
У этого храма было 13 глав, символизировавших Господа Иисуса Христа и Его 12 апостолов. Успенский храм представал громадой составленных церквей, летящих в небеса. У церкви была очень высокая лестница и высокое гульбище – открытая площадка-галерея перед входом в храм. Каждый молящийся поднимался по лестнице на гульбище и, прежде чем переступить порог храма Божия, обозревал открывавшуюся с этой высоты панораму: так создавалось чувство вознесённости, оторванности от земли, располагающее к молитвенному настроению.

И. Баженов, К. Растрелли, Д. Кваренги, считали церковь Успения шедевром русской архитектуры. Даже Наполеон был потрясён церковью Успения на Покровке и, по легенде, поставил особый караул охранять её от пожара и мародеров. Впрочем, другая легенда гласит, что он приказал разобрать её по кирпичику и перенести в Париж. Так или иначе, храм от пожара 1812 года поистине чудом не пострадал. Это была и любимая московская церковь Ф. М. Достоевского. Его жена вспоминала, что, бывая в Москве, он возил её, «коренную петербуржку», посмотреть на эту церковь, потому что чрезвычайно ценил её архитектуру.

У Успенской церкви были известные прихожане.

Первыми в их числе следует назвать знаменитых Пашковых, живших на Покровке, – тех самых, чьи родственники имели роскошный замок на Моховой. Их предок, выходец из Польши, Григорий Пашкевич приехал в Россию на службу к Ивану Грозному, и с тех пор их фамилия значилась как Пашковы. Один из них, Истома Пашков, был участником тульского дворянского ополчения в войске бунтаря Ивана Болотникова и потом перешёл на сторону царя Василия Шуйского. Другой Пашков, Егор Иванович, был денщиком Петра I, и его сын П. Е. Пашков построил легендарный дворец на Моховой, известный как дом Пашкова.

В 1890-х годах прихожанами Успенской церкви стали братья Елисеевы, будущие создатели московского гастронома на Тверской, поселившиеся в доме № 10 по Малому Успенскому переулку.

Главными же прихожанами с середины 19 века и до Октябрьской революции были Абрикосовы. Алексей Иванович Абрикосов, был не только усердным прихожанином, но и заботливым старостой Успенской церкви на протяжении долгих 27 лет.

Не менее знаменитыми прихожанами Успенской церкви были чаеторговцы Боткины, Одним из сыновей основателя фирмы был знаменитый Сергей Петрович Боткин, чьё имя носит теперь известная московская больница. А его сын, Евгений Сергеевич Боткин, последний русский лейб-медик, до конца остался верным государю Николаю II и вместе с ним принял мученическую смерть в Ипатьевском доме. Другой известный сын чаеторговца, Пётр Петрович Боткин, принявший после смерти отца фамильное дело, также был старостой Успенской церкви на Покровке и одновременно старостой кремлёвского Архангельского собора, а потом и храма Христа Спасителя.

После революции Успенская церковь действовала очень долго по московским меркам – до 1935 года.
В ноябре 1935 года Моссовет под председательством Н. А. Булганина постановил закрыть и снести Успенскую церковь, «имея в виду острую необходимость в расширении проезда по ул. Покровке».

Зимой 1936 года Успенскую церковь снесли до основания, на её месте образовался пресловутый скверик с берёзками на углу Покровки и Потаповского переулка.

Из 22 детей Абрикосовых до солидного возраста дожили 17. И только четверо сыновей пошли по пути развития отцовского дела.

Иван Алексеевич принял на себя управление основной отцовской фирмой. Расширяя дело отца, он купил в конце 1870-х годов несколько крупных сахарных заводов, открыл филиал фабрики в Симферополе, перенес в 1880 году основное производство в Сокольники и открыл по России целую сеть фирменных абрикосовских розничных магазинов. Теперь продукцию фирмы можно было купить в Москве в Солодовниковском пассаже на Кузнецком, в Верхних торговых рядах (теперь ГУМ), на Тверской и Лубянке, а также в Петербурге на Невском проспекте, в Киеве на Крещатике, в Одессе на Дерибасовской. Оптовые склады фирмы открылись в обеих столицах, а еще в Одессе и на Нижегородской ярмарке. Стараниями Ивана Алексеевича был раскрыт секрет знаменитых заграничных «глазированных фруктов», производство которых быстро наладили на абрикосовских предприятиях.
При нем же фирма несколько раз побеждала на Всероссийской художественно-промышленной выставке,
благодаря чему ей было «всемилостиво позволено называться поставщиком двора Его Императорского Величества».

Владимир Алексеевич Абрикосов стал директором чайного товарищества братьев Поповых, контрольный пакет акций которого был куплен еще при жизни Алексея Ивановича.

Георгий Алексеевич в разное время был директором разных семейных фирм и, кроме прочего, возглавлял правление Товарищества паровой столярной фабрики «Ф. М. Шемякин и К°» (Алексеевская улица, собственный дом).
Николай Алексеевич хоть и состоял в совете директоров семейной фирмы, но никакого интереса к кондитерскому делу не проявлял. Это был настоящий интеллигент, знавший в совершенстве пять языков, окончивший Московский университет и парижскую Сорбонну, близкий друг знаменитого адвоката А. Ф. Кони, постоянный почетный член Московского психологического общества, автор многочисленных статей в журнале «Вопросы философии и психологии», который он издавал совместно с братом Алексеем.

Однако слава династии Абрикосовых отнюдь не ограничивается этими именами. Она с них начинается. Алексей Иванович Абрикосов, сын Ивана Алексеевича, стал известнейшим в мире патологоанатомом, академиком АН СССР, одним из врачей, бальзамировавших тела Ленина и Сталина. Его дочь, Мария Алексеевна Абрикосова, долгое время была главным врачом сборной СССР по академической гребле. А сын, Алексей Алексеевич Абрикосов, стал известным физиком-теоретиком, академиком, лауреатом Ленинской и Государственной премий, директором Института физики высоких давлений им. Л. Ф. Верещагина АН СССР. Второй сын Ивана Алексеевича, Дмитрий Иванович Абрикосов, был послом в Японии – последним послом царской России и первым послом России советской.
Хрисанф Николаевич Абрикосов (внук А.И. Абрикосова) — личный секретарь Л.Н. Толстого; Сергей Николаевич Абрикосов был директором семейной кондитерской фабрики, состоял председателем Московского общества фабрикантов кондитерского производства. Алексей Иванович Абрикосов (внук А.И. Абрикосова) — врач-патологоанатом, автор нескольких учебников. Его сын, Алексей Алексеевич Абрикосов — ученый-физик, лауреат Нобелевской премии (2003). Кроме того, к этому роду принадлежат артисты московского театра имени Вахтангова А.Л. Абрикосов и его сын Г.А. Абрикосов.

После революции многие из Абрикосовых уехали за границу, но многие остались. К 21 веку в Москве проживало около 150 потомков Алексея Ивановича Абрикосова. Но никто из них не продолжил традиций кондитерского дела.

Алексей Иванович и Агриппина Александровна Абрикосовы похоронены на кладбище Алексеевского монастыря на Верхней Красносельской улице. После Октябрьской революции кладбище было уничтожено.
Все, что осталось от кладбища и от захоронений Алексеевского монастыря — это памятный безымянный крест, установленный на территории Храма Всех Святых.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
ВкусноЕЖка
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector